Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
Владивосток, ул. Командорская, 11, строение 11


Наш адрес
+7 (432) 229 54 31

Временный телефон ГАПК:
236-00-70


Приемная
Чтобы увеличить изображение/открыть галерею, нажмите на изображение.

Челюскинцы во Владивостоке. 1934 год.

13 февраля 1934 года затонул пароход «Челюскин». Его экипаж и члены находившейся на борту научной экспедиции (капитан В. И. Воронин, руководитель экспедиции О. Ю. Шмидт), отрабатывали схему доставки грузов по Северному морскому пути из Мурманска во Владивосток за одну летнюю навигацию. Но в сентябре 1933-го судно было заблокировано льдами и дрейфовало пять месяцев. Когда корпус корабля дал трещину, команда и участники экспедиции высадились на лёд, забрав с собой всё самое необходимое, в том числе материалы для возведения временных построек.

Уже через два дня после крушения судна в Москве была образована специальная комиссия по спасательной операции. В спасении принимали участие 16 самолётов и 7 лучших полярных лётчиков: Ляпидевский, Леваневский, Каманин, Молоков, Доронин, Водопьянов, Слепнёв.

Из Владивостока на спасение был направлен пароход «Смоленск» и дополнительно пароход «Свет», из Петропавловска Камчатского - пароход «Сталинград».

Спустя примерно три недели после гибели судна, 5 марта, лётчик Анатолий Ляпидевский на самолёте АНТ-4 пробился к лагерю и снял со льдины десять женщин и двоих детей. Следующий рейс был совершён только 7 апреля. За неделю летчики Василий Молоков, Николай Каманин, Маврикий Слепнёв, Михаил Водопьянов и Иван Доронин вывезли на материк остальных челюскинцев. Последний рейс был совершён 13 апреля 1934 года. Всего летчики совершили 24 рейса, перевозя людей в чукотское становище Ванкарем, находившееся в 140—160 км от ледовой стоянки. Лётчик М. С. Бабушкин и механик Г.С. Валавин 2 апреля самостоятельно прилетели со льдины в Ванкарем на поврежденном самолёте Ш-2, служившем «Челюскину» для ледовой разведки.

Совместными усилиями лётчиков и моряков все 104 человека, два месяца проведшие в условиях полярной зимы на льдине, были спасены. Приняв на борт полярников, доставленных самолётами в бухту Провидения и бухту Лаврентия, пароход «Смоленск» направился во Владивосток.

Из статьи А.Сафонова в газете «Красное Знамя» от 9 июня 1984 года

«…Вот что передавал корреспондент «Правды» из Владивостока 7 июня 1934 г.

«В эту последнюю ночь перед Владивостоком мало кто спал в каюте парохода «Смоленск». Уже рассветало, на море спустился густой туман, а в курилке в кают-компании все еще сидели многие челюскинцы, пилоты вспоминали о пережитом на полярном море, о его торосах, о Чукотке. Многие не скрывали волнения: там в нескольких десятках миль их ждали близкие, родные, их ждала встреча с пролетариатом дальневосточного форпоста Советского Союза, защитниками советских границ на востоке.

Ласковое солнце разогнало туман. Все поднялись на палубу. Веселье было неподдельное, искреннее, это была радость людей знающих, что они с честью, мужественно, геройски вели себя в неповторимые недели и месяцы. Плясал лезгинку моторист Саша Погосов - начальник аэродрома лагеря Шмидта, пели песни Ваня Доронин - Герой Советского Союза, Федя Решетников - художник «Челюскина».

Из Владивостока вылетел гидросамолет и быстро приближался к нам. Он снизился до уровня мачт и, почти бесшумно паря, выбросил какие-то маленькие предметы. Это были цветы! Трогательные букетики сирени и ландышей – подарки людям Арктики, смелейшим пилотам…

Из-за мыса выплыло военное судно. Оно сияло белизной сотен краснофлотских форменок. Морские силы Дальнего Востока приветствовали северных героев.

Флотилия приближалась к Владивостоку. Из бухты навстречу челюскинцам двигалось несчетное количество судов. Флотилию возглавлял ледокол «Добрыня Никитич». В тот момент, когда, окутанная облаком дыма, она вошла во Владивосток, заревели десятки гудков. Заводы, доки, фабрики, депо и все пароходы, стоящие в порту, приветствовали входящий «Смоленск». Английские, итальянские, греческие и норвежские суда отдавали честь героизму советских людей. Улицы города цвели кумачом. На зеленых вершинах сопок стояли тысячи людей.

«Смоленск» дал гудок прибытия и подошел к центральному причалу.

Судно завершило исторический рейс.

Как дорогих гостей, встречал Владивосток участников челюскинской эпопеи.

…На первой линии порта почетный караул краснофлотцев и пограничников. Жены и дети челюскинцев и летчиков теснятся к борту «Смоленска». Но трап еще не спущен. На берегу всеобщее ликование. Тысячи людей кричат славу героям, потрясая воздух мощными перекатами «ура». Чувство горячей любви к своим героям родным настолько велико, что на глазах многих навертываются слезы радости, слезы счастья».

…Председатель Дальневосточного исполнительного комитета товарищ Крутов говорит о мужестве героев. Эти люди стоят здесь же, на спардеке - товарищи Бобров, Слепнев, Каманин, Молоков и другие. Мощные громкоговорители разносят речи по всей площади и центральным улицам Владивостока.

Слово получает заместитель О.Ю. Шмидта товарищ Бобров:

-Трудности, которые мы испытали, проплавав два месяца на льдине, нас не остановят. Проблему советской арктической магистрали мы разрешим кратчайший срок. Дальневосточники знают, что значит путь через Арктику. Он открывает новые возможности социалистического строительства, новые возможности освоения края.

Тот героизм, который приписывается нам, маленькой кучке людей, не может быть отнесен только к нам. Мы, представители героического класса и его партии, даем клятву до конца выполнить задание по освоению Северного морского пути. Мы уверены в том, что вы, дальневосточники, будете также честно выполнять свои обязательства перед страной.

От имени коллектива летчиков, спасших челюскинцев, говорит товарищ Слепнев:

- Мы из разных концов нашей страны были посланы в одну точку, которую надо было взять, несмотря ни на какие трудности. Летели через Америку, пересекали необъятные просторы Дальнего Востока, наконец, подошли к исходной точке - Ванкарему. Когда это было достигнуто, для осуществления цели уже не потребовалось особых усилий. Мы в четыре дня взяли штурмом лагерь Шмидта с воздуха. Мы были уверены в победе, потому что мы и вся страна – единый героический коллектив.

Незабываемы были встречи героев в Доме Красной Армии и Флота, знакомство челюскинцев с городом. Всюду их встречали с большим радушием...».

Из воспоминаний зав. отделом, бывшего рабкора газеты «Красное Знамя» С.В. Козлова о встрече в редакции газеты с челюскинцами: «…Важным событием того времени была встреча во Владивостоке героев-челюскинцев. Нам очень хотелось встретиться с ними в редакции, но у них было так много приглашений и настолько уплотнены дни, что нам едва удавалось побеседовать с отдельными участниками этой героической эпопеи. На мою долю выпала беседа с женщинами-челюскинцами. От их имени тогда было опубликовано небольшое письмо к женщинам-колхозницам. Газета использовала присутствие героев во Владивостоке для мобилизации масс на выполнение производственных планов…» (фонд П-3135, оп.2, д.255, л.5а).

9 июня челюскинцы простились с Владивостоком и отправились на поезде в Москву. Поезд двигался по особому расписанию, с частыми задержками в пути, на которых герои Арктики встречались с трудящимися страны.

За исключительное мужество полярников наградили орденами Красной Звезды, лётчики-спасатели: Анатолий Ляпидевский, Сигизмунд Леваневский, Маврикий Слепнёв, Василий Молоков, Николай Каманин, Михаил Водопьянов и Иван Доронин стали первыми Героями Советского Союза.

Фотографии